Рапсодия. Сайт для увлекающихся

О прозе
«Чтобы писать совершенную прозу, надо обладать также поэтическим талантом» (Г.Гейне)
«Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой» (Вольтер)



Вход для авторов

Авторы раздела:


«Прошлое и будущее»

Автор: Йосси Верди


Тёмная комната.

На сцене кровать, зеркало, перед которым горит свеча, окно. Григорий спит на кровати и видит сон.

Голос за кадром:

Темно и холодно. Окружающий мрак готов поглотить меня целиком. Я чувствую ледяную поступь вечной пустоты, надвигающейся на меня со всех сторон. Странная апатия и оцепенение охватили меня, завладев, кажется самим сердцем, отняв волю и опустошив разум. Ни мыслей, ни желаний, ни надежд.… Только холод, пробивающий дрожью моё безвольно обмякшее на скрипучей кровати с металлической сеткой тело, напоминает, что я ещё жив…

Я всё ещё существую отдельно от этого горячего яркого пятна в углу комнаты. На подоконнике в блюдце стоит огарок свечи, заботливо зажжённой материнской рукой. Её отблеск отражается в оконном стекле и пляшет в последней агонии, утопая в расплавленном воске. Она исчезает в оконном стекле так же быстро, как растаял белый след самолёта, взлетевшего несколько часов назад…

Мы жили на окраине Москвы в старой сталинской двухэтажке. В нашей коммуналке кроме нас жило ещё 8 семей. Впрочем, каждый готов был поклясться, что наш этаж занимала только одна большая и дружная семья, где всем двором справляли семейные праздники и делили на всех горе и трудности. Здесь никогда не приходилось просить о помощи. Достаточно было просто показаться перед соседями с озабоченным лицом.… Как давно это было!

Перед домом был огорожен общий двор. Пока мы, пацаны, гоняли мяч, взрослые выносили столы и стулья и устраивали вечерние посиделки с самоваром и долгими задушевными разговорами. Мне очень нравился наш уютный дом. Эту любовь к родному гнезду я пронёс через всю мою жизнь. И даже сейчас, стоит мне вспомнить те тихие вечера, невольная улыбка озаряет моё усталое лицо. Отец был начальником продуктовой базы, уважаемым и обеспеченным человеком.

Однако, как известно, идеальных людей не бывает. Вот и у моего отца была непреодолимая слабость: он любил женщин. Высокие и маленькие, простые и роскошные, глупые и образованные, красивые и страшненькие его пассии непрерывным потоком сменяли друг друга. Мама, конечно, не могла этого не видеть, но и поделать с отцом тоже ничего не могла. Она очень любила его, и поэтому терпела постоянные загулы.

Я до сих пор помню, как мама, закрывшись в ванной комнате, открывала воду, и, думая, что её никто не слышит, плакала. А я садился под дверью и ждал, когда она затихнет, чтобы позвать, придумав какой-нибудь срочный повод. И она выходила, обнимала меня, прижималась мокрой от слёз щекой и шла готовить мне ужин или проверять уроки.

Правда, бывало иногда, что я засыпал прямо под дверью, не дождавшись конца маминых всхлипов. И тогда я утром находил себя в собственной кровати, а отец почему-то старался именно в эти дни, не дожидаясь просьбы, вручить мне некоторую сумму на карманные расходы и мороженое. Все карманные деньги я тратил на билеты в кино, которое обожал. Первым увиденным мною фильмом был «Амаркорд».

Я бегал смотреть все ленты, которые привозили в тот открытый летний кинотеатр. Особенным праздником были для меня индийские фильмы, потому что их герои на протяжении всего фильма танцевали и пели. Всё было так красочно! И всегда заканчивалось хорошо.

С тех пор я мечтал стать кинематографистом. А если быть точнее, сценаристом. Мне хотелось придумывать разные истории, чтоб потом по ним снимались фильмы. Я даже не представлял, что может быть как-то иначе. Помню, как в очередной раз попросил у отца деньги на конфетку.  Отец протянул мне деньги, улыбнулся и сказал, чтобы я не оставался на вечерний сеанс. Он был мудрым человеком.

Шумный двор.

Во дворе накрыт длинный стол. Стол заставлен разными яствами и спиртным. На столе горят свечи. Маленький Григорий сидит рядом с отцом и смотрит на него.

Отец: (Смотря на горящую свечу) Вы знаете, что происходит, когда горит свеча?

Марат: А что тут может происходить? Горит свеча, и пускай себе горит.

Павел Петрович: Это простой физический процесс.

Отец: Нет. Это целое таинство. Нить свечи обращается к воску: «Отпусти меня. Я умираю вместе с тобой...» На что воск отвечает: «Если б не я, ты была бы простым шнурком для туфлей».

Отец поворачивается и смотрит на мать.

Марат: Надо же! Сто тысячи раз видел, как горит свеча, но об этом ни разу не задумывался.

Анатолий: (залпом выпивая стакан водки) Эх, хороша, зараза! Между прочим, врачи  рекомендуют  для  очищения  организма. Не правда ли, дорогой Павел Петрович?

Павел Петрович: (затягиваясь Беломором) Правда, правда, Толя. Только они имеют в виду не это (указывая на бутылку водки), а хороший коньяк.

Отец: (беря в руки бутылку и рассматривая её)  А что с водкой? Хорошая водка!  Вчера только завезли.

Анатолий: (Отцу) Кстати, о коньяке. Помнишь, ты мне проиграл бутылку армянского коньяка?  Когда будешь возвращать должок?

Отец: (улыбаясь) Верну, верну. Скоро будет завоз.

Анатолий: Я уже второй месяц это слышу.

Отец: Потерпи, я сказал, что принесу.

Павел Петрович: Толя, завязывал бы ты с этим. Пожалей свою печень, она у тебя одна. Я тебя предупреждаю как врач.

Анатолий: Знаешь, как говорил Маяковский:
«Если звёзды зажигают,
Значит, это кому-нибудь нужно»…
Вот и водочку кто-то делает, а значит, нужен тот, кто её будет пить! Между прочим, в древней Греции виноделие считалось священным действом. У них на этот счёт даже был свой бог виноделия – Дионис - (указывая на спиртное) - бог виноделия.

Измаил: Дядя Толя, если у них Дионис - бог виноделия, то у нас ты - бог винопития.

Все смеются.

Павел Петрович: А потом нам этих богов лечить.

Лев Сергеевич: Эх, хотел бы я, чтобы и мой сын стал врачом. Хорошая и уважаемая профессия. А он, балда, пошёл и сдал документы на факультет кинорежиссуры.

Отец: Почему балда? Очень даже хорошая профессия! Вот мой сынок тоже, наверное, режиссёром станет. Он не пропускает ни одного фильма. Будут вдвоём снимать фильмы, встречаться с красивыми женщинами.

Анатолий: (разливая водку по стаканам) Даже Ленин говорил: «Важнейшим из искусств является кино».

Лев Сергеевич: И потом, если б он стал режиссёром художественных фильмов, еще, куда бы ни шло. Так он выбрал научно популярное кино. Будет снимать разных букашек таракашек. С красивыми женщинами там встречаться негде. Разве что со старыми лаборантками.

Измаил порывается встать со стула и уйти. Лев Сергеевич придерживает его за плечо и усаживает на стул.


Страница 1 - 1 из 15
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец


« Назад к списку


Добавить комментарий

 
Текст сообщения: *
Защита от автоматических сообщений

Указывая свои персональные данные, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.


Новости

Чтобы создать свою авторскую страничку, необходимо:

Прислать материалы для публикации на сайте
Подробнее...